Телеканал

Новости Татарстана

Певица Maksим о коме после концерта: «Ужас, что ты не можешь ничем пошевелить, позвать на помощь»

Певица Maksим о коме после концерта: «Ужас, что ты не можешь ничем пошевелить, позвать на помощь»

Артистка рассказала о роковом концерте в Казани, ковидной коме и тяжелейшей борьбе за жизнь.

За состоянием певицы Maksим несколько месяцев следила без преувеличения вся страна. После посвященного Дню России концерта в Казани артистку в тяжелейшем состоянии госпитализировали в больницу. За ее жизнь более полутора месяцев боролись столичные врачи, и когда казалось, что шансов уже нет, девушка в прямом смысле воскресла. О том, что с ней происходило, что она чувствовала во время комы и как вышла из нее, Maksим рассказала в интервью Ксении Собчак.

Реклама

Что случилось на концерте в Казани?

Марина Максимова рассказала Собчак, что почувствовала себя плохо еще до прилёта в Казань, однако она не придала этому значения. Ранее несколько ПЦР-тестов показали отрицательный результат, сказала певица, понадеявшаяся тогда, что сможет отработать концерт без проблем.

«Я думала, что это простая простуда, а у меня большой коллектив – у кого-то насморк, кто-то ногу сломал – и мы все равно выходим на сцену. Тут, я думала, также все прокатит. Когда я пришла в себя, мне сказали: «Помнишь, ты поехала в Казань и уже плохо себя чувствовала?». Я говорю: «Я была в Казани?». Я не помню этого вообще, я была как машина – ни вылета, ни концерта, ничего не помню, этого события просто не было у меня», – рассказала Maksим.

Своими воспоминаниями о том роковом концерте в Казани поделился и клавишник музыкального коллектива Maksим Александр Андрюхин.

«Приболевший человек, вышедший на сцену, вылечивается ко второй песне адреналином и энергетикой. Но, когда начался концерт, мы работаем в ушном мониторинге (общаются через специальный наушник – ред.) и я понимаю, что песня третья, а я все прибавляю ее в ушах, то есть голос ее начинает просто рассыпаться, как карточный домик, он все слабее и слабее. А это третья песня и еще десять впереди, и я думаю: «Как?». Видно, что ей плохо, но show must go on, нам нельзя сейчас уйти, там вся Казань стоит, и символично: этот город, эти люди, и она герой для них, надо показывать все лучшее», – рассказал он.

Глядя на тяжелое состояние певицы, которое с каждой песней только ухудшалось, артист впервые в жизни взял на себя отвесность сократить сет-лист ее выступления.

«Я понял, что еще одна песня и будет ужас, и мы будем долго объяснять, что случилось. Склюют сразу. Я подбежал к ней, вытащил наушник и сказал: «Марин, дальше “Знаешь ли ты”, и все». Она меня взглядом сожгла, но сопротивляться не стала», – добавил Андрюхин.

Что было после концерта?

По словам певицы, сразу после концерта ее привезли домой, а уже оттуда вызвали платную скорую помощь. Артистку госпитализировали в частную клинику.

«Как мне рассказывали, не сразу за мной приезжали, нехотя, потому что это вирус и не очень хотят сталкиваться, но не потому, что это именно эта клиника. Меня привезли в инфекционное отделение. Во вторую клинику я поступила с тем же отрицательным анализом. Мне объяснили врачи – все потому, что, когда вирус только начинается, а в моем случае он прошёл просто бессимптомно, поскольку достаточно молодой и здоровый организм с хорошим иммунитетом, тогда его можно было определить через привычный нам тест, через слизистую. Но потом он проник, спустился вниз к лёгким, и посредством теста уже нельзя было определить», – рассказала Максимова.

Певица рассказала, что помнит, как ее подключали к аппарату ИВЛ, но для начала ввели в медикаментозную кому. Как раз это, по ее мнению, и стало ловушкой: организм просто отказывался выходить из этой комы.

«ИВЛ не справляется, поражение все больше и больше, образовались тромбы, и тот кислород, который должен поступать посредством ИВЛ в легкие, он просто не доходит, а человек без кислорода жить не может. Поэтому нужен был срочно аппарат ЭКМО, который заменят функцию легких, сердца, если нужно – почек. Он может заменить работу легких, пока врачи имеют возможность сражаться за жизнь пациента», – сказала певица.

Помощь матери

Для принятия сложных решений о переводе из больницы в больницу в Москву прилетела мама певицы. Она была официальным представителем артистки.

«Ее (мать Maksим – ред.) уговорили подписать бумагу, о которой врачи сказали, что мы ее не довезём – ей остались минуты. Либо прощайтесь, либо давайте не будем ее еще больше тормошить, иначе мы ее потеряем прямо по дороге. Речь шла о том, что мне в принципе остались минуты. Они не успевают технически», – поделилась Maksим.

«Это симпатичное тело, темно-серое немного»

Рассказал о своих впечатлениях о тех днях и врач анестезиолог-реаниматолог больницы, в которой оказывали помощь певице, Денис Павлов. Он узнал, что это известная певица, только через 20 часов после ее активного лечения. Из-за тяжести ее состояния врачи просто не узнавали звездную пациентку.

«Это не Maksим, это симпатичное тело, темно-серое немного. У нее был немного живой оттенок кожи. Это очень тяжелый пациент с тяжелой дыхательной недостаточностью. И началась тяжелая борьба. Там было длительное нахождение в состоянии низкого содержания кислорода к крови – гипоксия с высоким риском получить ряд осложнений, которые она, естественно, получила. А также с огромным сроком с момента начала заболевания. С большим риском, что вводимые нам препараты не сработают», – рассказал врач анестезиолог-реаниматолог ГБУЗ «ГКБ №52 ДЗМ» Денис Павлов.

По словам медика, в течение первых двух суток с пациенткой не было проблем. Ожидалось, что со дня на день все будет хорошо. Однако на седьмой день внутренняя инфекция победила остатки иммунитета.

«Все осложнения, которые могли быть вообще в этой ситуации, они произошли. Было и кровотечение, и септический шок, каждый день меняли стратегию по спасению меня как пациента. Ничего не получалось», – поделилась артистка.

«Я оказалась овощем»

Около месяца певица находилась в пограничном состоянии. Каждая попытка отключить от аппарата приводила к очередному ухудшению. За все время лечения у артистки два раза останавливалось сердце.

«Сделали КТ, и тут случилась катастрофа: получилось то, чего никто не ожидал. У нее в легких сформировались дыры. В экстренном порядке ставим дренаж во второе межреберье, получаем воздух и еще раз жидкость, кровь в это время ухудшается, состояние ухудшается, вентиляция ухудшается: девку теряем», – вспомнил Денис Павлов.

По признанию певицы, она испытывала «дикую боль», изредка приходя в себя.

«Я почувствовала, что чувствуют люди, которых в народе принято называть овощем. Наверное, я им и оказалась. Самый ужас, что ты не можешь ничем пошевелить, позвать на помощь, ты даже моргнуть не можешь, чтобы на тебя обратили внимание. Был момент, когда хотелось подать знак, чтобы они увидели. Потом поняла, что надо попробовать закричать, но это никак не получалось. Наступило осознание, что настолько не хватает воздуха, ты дышишь, как рыба на берегу. Такое состояние, что лучше уже закончить дышать и поставить точку на этом», – вспоминает артистка.

«Ты понимаешь, где ты находишься?»

Когда артистку все-таки вывели из медикаментозной комы, врачи первым делом спросили, понимает ли она, где находится. Однако это удивило певицу.

«Почему они меня спрашивают, где я нахожусь? Я на них смотрю и думаю: «Совсем, что ли, с ума сошли? В Дубае!». Начали задавать еще какие-то вопросы, я сказала, что хочу роял чизбургер и соус кисло-сладкий. Потому что они так серьезно смотрели, что я думаю – надо подрасслабить эту ситуацию», – рассказала Maksим.

Сейчас артистка проходит расширенный курс реабилитации, восстанавливает свой организм. По оценкам врачей, это займет не меньше года.

«Люди не знают реальной статистки. Нам часто не говорят, потому что клиники должны сохранять свою репутацию. Есть какие-то завуалированные вещи. Поверьте, картина не такая прекрасная.

- Переполнены больницы?

- Абсолютно

- На самом деле, людей больше?

- Ну, конечно, я видела это своими глазами».

Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: