Телеканал
Налоговые органы приглашают граждан 18 и 25 апреля 2024 года с 09:00 до 20:00 на День открытых дверей по вопросам декларирования доходов физическими лицами. Проводится отбор на военную службу по контракту. Единовременная выплата 195 тыс. руб., денежное довольствие в зоне СВО от 204 тыс. руб., удостоверение ветерана боевых действий, доп. выплаты, премии. Тел. Единой службы отбора 117. Подписывайтесь на «Татарстан-24» в Telegram, YouTube, а также в VK и Одноклассниках и следите за актуальными новостями.

Новости Татарстана

Евгения Коцарь: «К нам обращаются командиры подразделений и сами бойцы»

Евгения Коцарь: «К нам обращаются командиры подразделений и сами бойцы»

Жена участника СВО и организатор народного гуманитарного движения «За Победу! Казань» рассказала о том, как помогают бойцам специальной военной операции.

— Евгения мы выходим в праздничные дни, страна отмечает День защитника Отечества. И так уж принято, что всегда подразумеваем, под защитниками именно мужчин. Но зачастую женщины, стоят на защите Отечества ничуть не менее стойко. Вы возглавляете движение. «За победу! Казань». И я так понимаю в вашем объединении именно такие женщины?

—Так точно. У нас такие женщины, самоотверженные, настоящие патриотки своей страны, которые, несмотря на то, что у них семьи, дети, готовы помогать, приходить каждый день, как на работу, во имя фронта, во имя победы.

— А как вы объединились? Как нашли друг друга?

— Когда началась специальная военная операция, я была беременна, мой муж ушел на фронт. Все жены военнослужащих тогда пребывали в некой агонии. Тем более, в моем случае, когда маленький ребенок на руках, было очень тяжело. Когда муж вернулся спустя полгода, его экипировка пришла в негодность: что-то растерял, что-то испортилось. Все детские деньги, которые были в семье, мы направили на то, чтобы его экипировать. И вроде все собрали, муж уехал. Когда была связь, он позвонил мне и сообщил, что нужно приобрести дульный тормоз, — это пламя-гаситель на оружие — и еще пару вещей из того, что было необходимо. Я, не имея средств на руках, заплакала. Но потом поняла, что надо что-то делать. Я стала кидать клич по знакомым, друзьям, в группы, в которых я состояла. У нас есть сообщество СНТ «Берюлинец», где находится наша дача. Там люди тоже подхватили эту идею, стали помогать, отправлять средства. И я приобрела то, что было необходимо моему супругу.

— То есть, ваше движение зародилось с необходимости экипировать вашего мужа? А потом стали присоединяться люди, вас стало остановиться больше, и помощь уже могли оказать не только одному человеку, но и значительно большему количеству людей, которые находятся в зоне специальной войной операции?

— Да, именно так. Когда люди по сарафанному радио стали узнавать про мою ситуацию, сочувствовать, отправлять деньги, я начала задумываться над тем, куда их направить. Естественно, на помощь ребятам. Стала помогать подразделению мужа. В СНТ «Берюлинец» я встретила Наталью Ахтямову. Это замечательный человек, у нее нет никого на фронте, но это настоящий патриот своей страны. На тот момент у нас была потребность в маскировочной сети, мы ее купили. Нашелся человек, который сделал большую скидку. После этого Наталья предложила не покупать эти сети, а плести. Я сначала думала, что это нереально. Но Наталья пошла к отцу Алексию в храм в Дербышках, попросила помещение. Он дал нам помещение старого храма, там мы начали плести сети. Наталья прошерстила все соцсети, посмотрела, какая должна быть ячейка, какое должно быть плетение, из чего можно плести. Так мы начали собирать ветошь и плести наши первые сети.

— То есть сначала было два человека: вы и Наталья?

— Да. Потом Наталья объединила вокруг себя идейных женщин, которые очень переживали и сочувствовали ребятам, которые сейчас на фронте, и стали приходить плести. В начале сети получались тяжелые, потому что были из ткани. Сейчас мы плетем из спандбонда. Это легкий материал.

— Первыми, кто вам помог и присоединился к вашему движению, были друзья, родственники, знакомые. На каком этапе стали подключаться бизнесмены, власти, представители госорганизаций?

— Бизнесмены стали подключаться практически сразу. Они узнавали о моей ситуации по сарафанному радио, проверяли информацию, помогали. Хочу выразить огромную благодарность всем, кто вносил и вносит средства по сей день, тем, кто поддерживают все, что мы делаем, и видят результат! Я стараюсь активно вести соцсети, и люди видят обратную связь от ребят. И, конечно, помогают СМИ, люди узнают, благотворители, предприниматели присоединяются, видят работу и, конечно, доверяют.

— Сейчас ваше движение — это не просто три-четыре инициативные женщины, а большая организация. У вас есть помещение, где вы располагаетесь. У вас даже есть швейные цеха и помещения, где вы в том числе плетете маскировочные сети.

— Когда мы располагались у отца Алексия, нашлись благотворители, которые захотели сделать ремонт в здании старого храма. Поэтому мы начали искать другое помещение. Отец Алексий нас ни в коем случае не выгонял, но самим женщинам было неудобно там находиться. Тогда я обратилась в «Добрую Казань» к Татьяне Сергеевне Мерзляковой, там же была Ирина Петровна, начальник Управления социальной политикой. Они услышали нас и взяли под опеку. Нам предоставили помещение в Дербышках на ул. Солидарности, 10, и мы переехали туда. Потом о нас узнал глава администрации Советского района Роман Рамизович. Он приехал к нам, посмотрел, чем мы занимаемся. Мы показали ему наши готовые балаклавы, эвакуационные стропы, маскировочные костюмы, флисовые костюмы и маскировочные сети.

— Евгения, когда была объявлена мобилизация, страна столкнулась с определенными проблемами. Не всегда хватало в должном качестве и количестве необходимой экипировки, приборов. Но сейчас ситуация наладилась, и президент РФ Владимир Путин сказал, что военнослужащих обеспечивают всем необходимым. А что сейчас необходимо людям, которые находятся в зоне СВО?

— Конечно, государство и Министерство обороны снабжают наших бойцов, сейчас ситуация намного улучшилась. Но, допустим, если бойцу выдается форма, то ее износ оценивается в полтора года. Но износ реальный у бойца, когда он, допустим, идет на задание, может быть за неделю, за две. Конечно, им быстрее обратиться к волонтерским организациям и сказать, что нужна форма. Мы довольно быстро воплотим это в жизнь.

— А что сейчас нужно бойцам в первую очередь?

— То же, что и в начале – и форма, и носки, которые бабушки вяжут, и гуманитарная помощь, которую собирают школы, садики, институты. Все это пригождается. Если, например, в одном подразделении хорошо обеспечены питанием, в другом может быть нехватка чего-то. Мы узнаем это из первых уст.

— Как вы это узнаете? У вас налажена связь с командирами подразделений?

— К нам обращаются командиры подразделений, сами бойцы. Они узнают о нас через сарафанное радио. Кроме того, мы связаны с другими волонтерскими организациями. Если, допустим, какая-то волонтерская организация не может помочь сразу, то поступающие заявки перенаправляют к нам.

— Сколько человек сейчас состоит в движении «За победу»?

— В нашем телеграм-канале «За победу Казань» 700 подписчиков, но людей, конечно, больше, потому что некоторые не подписаны на соцсети. Есть люди, которые знают меня лично и помогают финансово.

— Сколько тех, кто именно работает, шьет форму, плетет сети?

— Больше 25 человек. Они занимаются этим бесплатно. Многие обращаются и пишут: «Чем я могу быть полезен, если не имею возможности помочь финансово?». Нам нужны автоволонтеры, нужны те, кто ведут социальные сети. Потому что с момента роста движения я физически не успеваю осветить какие-то мероприятия или сделать пост о том, сколько сетей мы сплели, сколько костюмов шили. Люди всегда нужны. И люди присоединяются. У нас, кстати говоря, второй пункт открыт на Сафиуллина,7, при храме Серафима Саровского. Там тоже стоят стойки, мы плетём там сети.

— Вашему ребенку один год и 11 месяцев. Специальной военной операция будет два года 24 февраля. Как вы с ребенком, который только родился, смогли воплотить все это в жизнь?

— Наверное, благодаря вере и сильной любви. Я объединяю людей своей историей, возможно, своим темпераментом. И люди приходят, помогают. Сначала было очень тяжело, не скрою. Но сейчас отдала ребенка в детский сад, стало немного полегче. Могу быть намного мобильнее и оказывать больше помощи. То есть всегда находится выход, Господь помогает. Кроме, как чудо, это не назвать.

— Как к вашей работе относится муж? Он ожидал такого от своей жены?

— Может быть, такого и не ожидал, но он знает, какой я человек. Я – патриот своей страны. Сама по себе человек творческий, закончила консерваторию, всегда выступала на всех мероприятиях, праздниках города. И 9 Мая – это святой праздник для нас, я всегда пою патриотические песни. По-другому я себя не вижу. Если бы это можно было повторить, я бы снова пошла бы на это и организовала что-то такое.

— Евгения, наша страна давно не испытывала такого духоподъемного движения, когда сотни тысяч людей сплотились вокруг одного дела и занимаются им, как и вы, по велению души. Но мы знаем, что не все разделяют такую позицию. Есть, так скажем, «ждуны», которые чего-то выжидают. Лучше они промолчат, чего-то не сделают. Что бы вы посоветовали таким людям?

— Сначала я расстраивалась, но потом поняла, что все остается на совести каждого человека. Сейчас мы пишем историю. Когда пройдет специальная военная операция, дети, внуки спросят: «А чем занимался ты?». И что ответит такой человек? Большой вопрос. Сейчас многие люди не хотят слышать про то, что происходит, не хотят это видеть, но мы должны четко понимать, что если мы сейчас не поможем нашим ребятам, которые там ценой своей жизни защищают нас с вами, что будет потом, кто туда пойдет? Может быть, со временем придет осознание. Но сейчас мы просто не хотим тратить на это свои ресурсы и силы. Лучше мы направим это на фронт.

— За более чем полтора года вашей работы был ли какой-то особо запомнившийся случай? Может быть, кто-то пришел и рассказал о своей беде или, наоборот, пришел и решил помочь вам, чтобы особенно запало в душу?

— У нас очень много таких случаев. Однажды я сидела дома, позвонила благотворитель и спросила у меня, может ли она приехать ко мне сейчас. Я, конечно, сказала, что может. Она нам и до этого помогала, закрывала срочные сборы. Я ей назвала адрес, она приехала и протянула конверт, а в нем полмиллиона рублей. У меня оцепенение, шок, потому что до этого я сидела и чуть ли не плакала, потому что нам не хватало средств закупить спандбонд в сети, спандбонд, который нужен нашим ребятам. То есть я понимала, что если мы сейчас не начнем плетение, то мы просто не успеем сделать сети ребятам. И тут ее просто как будто прислал Господь. В итоге я плачу, она плачет, мы с ней обнялись и несколько минут так простояли. После этого она уехала. Также был случай, когда у нас была заявка от казанских бойцов. Они срочно просили микроволновую печь, хотя бы б/у. Но мы ее пропустили, а завтра – день отправки. В итоге я спешно выставляю себе в статус, что нужна микроволновка. Я даже не рассчитывала на успех. Мне звонит наш благотворитель, который часто помогает, Рамиль, и говорит, что у него есть друг, который сможет купить микроволновку и привезти ее завтра. Буквально до отправки машины он приехал и передал ребятам микроволновую печь, представляете.

— Получается, у вас есть пул благотворителей, которые оказывают содействие на постоянной основе? Что движет этими людьми?

— Да, есть. Кто-то уходит, кто-то остается. У всех разные финансовые возможности. Кто-то делает это по зову сердца, потому что патриот своей страны, кто-то за ребят радеет душой и сердцем. Всеми, наверное, движет любовь к людям, сострадание к ребятам, которые находятся там. Это же наши мальчишки, наши отцы, сыновья, братья. У каждого второго сейчас человек на фронте.

— Таких неравнодушных, патриотичных людей у нас много, которые организовали какие-либо движения. Вы координируете свою работу с подобными организациями?

— Конечно, мы связаны. Мы находимся в одних соцсетях, объединились в группы и помогаем друг другу. Без этого никак. Мы сейчас все должны объединяться, как простой народ, так и организации. Потому что у кого-то есть возможность что-то сделать, либо, допустим, кому-то благотворители что-то привезли, а у других, например, этого еще нет. И мы можем попросить это друг у друга, расширив поток помощи.

— Сейчас вы готовите очередную отправку в зону СВО. Из чего будет состоять груз?

— На днях у нас была первая отправка на два направления: Новая Каховка и Севастополь. Там наши морпехи встретят груз и заберут себе. В нем генераторы, печки солярогаз, тепловизор.

— А как вы собираете эти технически установки? Где находите? В этом же нужно еще разбираться.

— Мне помогает супруг. Когда он здесь, он активно участвует, подсказывает, что именно нужно, так как он специалист своего дела, служит давно и знает, какая должна быть экипировка, что лучше купить, ребятам, какой коллиматорный прицел должен быть, какая оптика. За это время мы тоже начали в этом разбираться. Конечно, все оборудование дорогостоящее. Мы объявляем сбор, люди отправляют средства. При этом нам важны даже каждые 100 рублей. Иной раз, если нам не хватает определённой суммы, сбор закрывают благотворители. Когда сумма на руках, мы покупаем необходимое и передаем ребятам.

— Евгения, ваше движение – это завершенный производственно-технологический процесс. Рано или поздно специальная военная операция закончится, а эти наработки останутся. Вы уже предполагаете, как можно будет использовать это все по завершении СВО?

— Я вам больше скажу. Если бы я не видела в этом какого-то смысла, я бы не зарегистрировала организацию. То есть сейчас мы зарегистрированы юридически, мы официально благотворительная организация. В дальнейшем, когда специальная военная операция закончится, нужна будет помощь вернувшимся военнослужащим – психологическая, юридическая, протезирование возможно. Также ребята будут 100% ездить на новые территории, будут расчищать новые территории и разминировать их. Нужна будет помощь как гуманитарная, так и возможно какими-то техническими средствами. Сейчас к нам также обращаются семьи и наверняка будут и дальше обращаться. Кто-то потерял своих близких, кто-то остался один с детьми на руках. То есть я вижу смысл в нашей организации, я хочу дальше продолжать эту работу. Люди, которые со мной идут, тоже готовы дальше идти со мной и продолжать эту работу, потому что это очень важно и нужно. Мы помогаем людям.

— Евгения, спасибо большое! Хочу пожелать вам большой удачи в работе и поздравить с Днем защитника Отечества. Несмотря на то, что обычно принято поздравлять мужчин, настоящие защитники Отечества – это не половой признак, а признак силы души!

— Спасибо большое! Я тоже хочу поздравить всех с этим замечательным праздником! Пожелать всем здоровья, крепости духа, удачи и, конечно, всеобщей победы!

Подписывайтесь на наши Telegram-каналYouTube-канал, группы в VK и Одноклассниках и следите за актуальными новостями.

Если вы стали очевидцем интересного события, сообщите об этом нашим журналистам: info@tatarstan24.tv или +7 900 321 77 22.

Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: