Телеканал

Новости Татарстана

«В Казахстане нарушена система справедливости»: владелец крупного медиахолдинга о причинах и ходе волнений в стране

«В Казахстане нарушена система справедливости»: владелец крупного медиахолдинга о причинах и ходе волнений в стране

Арманжан Байтасов рассказал, с чего начались беспорядки в Казахстане, как действовали силовики и протестующие и какой они нанесли ущерб, а также о том, что ждет республику в ближайшем будущем и удастся ли сохранить дружественные отношения с Татарстаном.

- Арманжан, здравствуйте! Жителей Татарстана, как и всей страны, очень волнуют события, которые происходили у вас последние две недели. Надеюсь, получить свежую информацию из первых уст.

- Я сейчас нахожусь в Алматы – мы называем город южной столицей Казахстана. Это самый крупный мегаполис, здесь проживают более 2 млн человек. Сейчас ситуация устаканилась.

- Президент Казахстана заявил об окончании операции ОДКБ, значит, все успокоилось?

- Да, окончание операции ОДКБ как раз и свидетельствует о том, что ситуация урегулирована. Более того, ОДКБ начинают выводить свои войска. Президент выступал, всех успокоил, обозначил векторы, как дальше будут развиваться события, каких перемен ожидать. В течение 10 дней все войска будут выведены. В Алматы до сих пор действует комендантский час – с 23:00 запрещено передвижение до 7 часов утра.

- Возможно ли уже сейчас спокойно передвигаться по улицам, работает ли транспорт, магазины, проводятся ли общественные мероприятия, концерты?

- Транспорт работает в полном режиме, люди уже спокойно могут посещать магазины, работают также автозаправочные станции, но, конечно же, нет никаких культурно-массовых мероприятий, да и у самих людей настроение совершенно не то.

- Расскажите, как все начиналось? Можно ли было представить, во что это выльется? Ведь протесты начались, когда люди вышли из-за несогласия с поднятием цен на газ.

- Протесты начались на западе Казахстана. Первые митинги были уже 1 января, люди выступали против повышения цен на газ, которым заправляют автомобили. Они носили абсолютно мирный характер. Их поддержали практически во всех западных регионах – стали выходить рабочие. Они с 4 января объявили, что будут бессрочные забастовки.

В этот же день представители оппозиции стали активно поддерживать митингующих западного Казахстана и здесь, в Алматы. В Алматы очень быстро ситуация стала выходить из-под контроля. Еще 4-го числа это было мирная демонстрация, но к вечеру начались более агрессивные действия, появились так называемые «деструктивные элементы» – настоящие террористы, которые стали очень успешно манипулировать большими массами людей. Уже были другие лозунги.

- Вы лично услышали выстрелы на улице? Что почувствовали, как перенесли начало беспорядков вы, ваши друзья, родственники?

- 4-го числа мы думали, что ситуация под контролем, со стороны все выглядело прочно. У нас в стране очень сильные спецслужбы, во всяком случае, мы так думали. В этот день мы вообще не переживали. Более того, к нам приехали гости из России, мы достаточно спокойно себя чувствовали, мы думали, нас защитят.

Но когда начались силовые действия со стороны демонстрантов, когда начались погромы, мы увидели, что горожане остались один на один со своей проблемой, потому что силы милиции, военных и спецслужб куда-то быстро испарились. Мы почувствовали, что город остался без защиты. Здесь наступило нечто, похожее на панику. Хотя я не скажу, что это была прям паника, но тревога и страх за родных и близких была.

- Есть моменты пропаганды, когда показывают, как избивают полицейских, как стаскивают военных из машин. Это было во всех СМИ. Может, поэтому они все попрятались? Та ситуация с отсечением голов двум полицейским действительно была?

- Полиция действительно подверглась нападениям, демонстранты сначала мягко, потом все жестче вступали в силовое противостояние, дошло и до кровопролития. Мы все один народ, никто не хотел стрелять. Кому-то может показаться, что полиция изначально отступала и не вела себя жестко, но у них и не было такого приказа – стрелять и жестко подавлять. Когда на площади собрались несколько тысяч человек, часть ОМОНовцев и спецслужб не смогли совладать с этой массой людей.

Потом оружие появилось у людей, которые атаковали магазины, площади, торговые центры, здесь и у полиции уже появилось право стрелять. На улицах города разгорелись самые настоящие бои. Была стрельба, есть, к сожалению, погибшие. Что касается истории с отрубленными головами, то об этом стало известно сразу же, информация облетела весь город. Мы тогда в очередной раз впали в оцепенение, в ужас. Были подозрения, что это уже ИГИЛ. Сейчас я не могу сказать, правда это или нет, но официальные источники подтверждают, что это действительно было – двум полицейским отрезали головы.

- Мародеры грабили банки, магазины, другие объекты, вламывались к горожанам. У вас есть знакомые, которые от них пострадали?

- У меня очень много друзей-бизнесменов, которые понесли убытки от действий мародеров. Это самое неприятное. Ты прекрасно понимаешь, что мародеры – это те же граждане, те же люди, граждане нашей страны. Удивительно: камеры были включены, они под них попадали, когда выносили товары из магазина – духи, телефоны, спиртные напитки, обувь, одежду. Уже сейчас арестовываются люди, ведь товары маркированы. Есть украденные товары в Алматы, которые находят в Шымкенте. Оттуда приезжали люди, чтобы поучаствовать в погромах. Очень много всего пострадало, иногда люди просто шли и кидали камни в витрины. Разграбления касались прежде всего банкоматов, отделений банков, кофеен, магазинов с гаджетами. Ни один книжный магазин за время погромов не пострадал.

- Зато пострадала прокуратура, где сожгли все дела.

- Сейчас все в электронных носителях, поэтому это все очень быстро восстановят. Все, что попало на камеры, тоже будет обработано. 90% случаев мародерства будет раскрыто.

- На сегодняшний день подсчитан ущерб от беспорядков?

- Порядка 92-100 млрд тенге – это по городу Алматы, цифра будет еще расти. В долларах это примерно 230-240 миллионов.

- Как освещали эту ситуацию местные СМИ? В казахстанских СМИ была некая растерянность в первые дни, как вам удавалось получать официальную информацию? Как повлияло отключение интернета? Вы представитель медиаструктур, как вы работали в это время?

- Мы привыкли жить с интернетом, у нас все вертится вокруг сети. Сначала пострадали организационные вопросы, но мы быстро среагировали. В нашу структуру входит еще и радиостанция «Бизнес FM», наш диапазон работал. Сотрудники радиостанции сообщали горожанам оперативную информацию. Когда не было интернета, у нас была сотовая связь. Мы связывались с нашими друзьями, которые находились за границей в разных странах, у них спокойно работал интернет. Они видели то, о чем говорят иностранные СМИ, российские СМИ, EuroNews, мы быстро эту информацию конвертировали и выдавали в эфир. Таким образом, у нас был налажен информационный поток.

Мы смогли еще наладить выступления спикеров. Надо отдать им должное, они охотно соглашались и на прямой эфир, и на запись по телефону. Потом каким-то чудом у нас включили некоторые сайты. Их было 5 или 6, которые получили разрешение работать.

- Сотовая связь не отключалась?

- Нет, сотовая и проводная связь работала, мы получали СМС. Как в 90-е годы.

- Власть дискредитировала себя, когда на улицах начался беспредел, она ничего не могла сделать. Было ли у вас доверие к информации, которая шла от власти?

- Я уверен, что та информацию, которую выдают наши государственные СМИ, достаточно точная.

- Как реагируют жители на действия власти? Увеличилось ли доверие к президенту? Как вы оцениваете его действия в момент подавления беспорядков, привлечения сил ОДКБ, переговоров с Россией и так далее?

- Я лично высоко оцениваю действия [Касым-Жомарта Кемелевича] Токаева в этот критичный для всего Казахстана момент. Он смог консолидировать всю власть у себя в руках, создать единый центр принятия решений. До пятого января он не возглавлял Совбез, а все силовые структуры подчинялись именно Совбезу. С 5 числа он его возглавил и не побоялся отдать приказы, которые были непопулярны и имели последствия. Он показал себя уверенным, твердым политиком. Что касается доверия народа, то я точно могу сказать, что доверие к нему очень высокое у самых широких слоев населения.

- Очень много конспирологических версий сейчас обсуждается, говорится о клане Назарбаева, что пытались сместить Токаева. Какие версии у вас?

- Мы понимаем, в какой стране мы живем. У нас до этого момента была авторитарная страна, даже где-то патриархальная. Это все происходит от недостатка информации, в обществе нарушена коммуникация, система справедливости. Дело не только в цене на газ, все это нагнеталось давно. Не верю в то, что были какие-то специальные противостояния кланов. До событий января и Токаев, и Назарбаев были членами одной команды. Токаев победил на выборах абсолютно честно, легитимно, он всегда получал поддержку со стороны Назарбаева. Сейчас мы надеемся, что будут серьезные изменения – политические реформы, поменяется экономическая ситуация. Только таким способом мы сможем выйти из сложившейся ситуации.

- У Татарстана очень много связей с Казахстаном. В Казани даже есть улица Назарбаева. На протяжении многих лет это было не только экономическое сотрудничество, но и что-то душевное. Какова судьба экономических проектов, есть ли какие-то опасности по их реализации?

- Я думаю, что все разумные контакты, все контракты, которые были подписаны, они точно будут исполняться. В Казахстане все работает в принципе стабильно, страна достаточно богатая, большая. У нас не только ресурсы, но человеческий капитал достаточно качественный. И у нас действительно давнишние отношения с Татарстаном – и братские, и экономические. У нас есть выгодные контракты с «Татнефтью», с «КАМАЗом» недавно подписали соглашение, поэтому я считаю, что в экономическом плане ничего не изменится, в культурологическом тоже – мы как были братским народом, так им и останемся. Наша общая история очень длинная, мы переплетены и друг от друга точно никуда не отойдем.

- А как вы оцениваете участие миротворцев из ОДКБ? Необходимо ли было их вмешательство или Казахстан мог сам справиться?

- Казахстан мог бы и сам, в какой-то момент мы бы своими силами переломили ситуацию. Невозможно жить в хаосе – если бы не получилось силами спецслужба, горожане бы организовали дружины.

Несмотря на то, что многие мои друзья выступали против введения войск ОДКБ, я считаю, что решение было правильным и точным, своевременным. Мы благодарны, что страны ОДКБ не оставили Казахстан один на один с проблемой. Мы понимаем, что отправлять своих солдат в другое государство – тоже ничего хорошего, не самое популярное решение. Правительство России, Кыргызстана, Белорусии, Армении пошли на этот шаг и поддержали нас в эту трудную минуту.

Для нас была важна каждая боевая единица. Когда был захвачен террористами аэропорт в Алмате, для меня это было концом – бандиты захватили воздушную гавань, это значит, что подкрепление с воздуха организовывать будет гораздо сложнее. ОДКБ занимались охраной стратегических объектов, они дали и моральную, и физическую поддержку, и в конце концов дали возможность нашим силовикам немного передохнуть.

- Мы же знаем, что недовольство просто так не выплескивается, есть лидеры, четко обученные люди. Кому же это было выгодно? 

- Ответить на это не смогу, потому что те ребята, которые приехали из-за границы, так ничего и не смогли сказать. Они пытались захватить телебашню, телекомпании, радиоцентры якобы для того, чтобы выступить, но ни одного обращения так и не было сделано. Такое впечатление, будто их главной задачей было навести страх и ужас и создать невыносимые условия для жизни в Алмате.

- Обычно кто-то берет на себя ответственность, пока никто не взял?

- Никто не взял. Мы даже не можем пока очертить контуры этой организации. Может быть, действительно, это были группы людей, которые находились на финансировании у кого-то. Некие спящие ячейки, которые в какой-то момент по требованию своих хозяев начали работать.

- Как думаете, сколько вы будете восстанавливаться после произошедшего?

- Я думаю, это произойдет очень быстро. Что касается восстановления: здания, улицы мы уже скоро все починим, некоторые объекты уже на днях начинают свою работу. Скоро Алматы засияет еще лучше прежнего. Но мы не сможем исправить след на сердце, и эти потрясения, которые пережили 2,5 млн человек, останутся с нами еще надолго. 

- Какие уроки мы должны извлечь из этих событий?

- Самый главный опыт – это не доводить до такого, вовремя проводить реформы. Нельзя допускать такую ситуацию, когда срывает крышку котла вместе с резьбой, когда выбрасывается такая энергия – мало никому не покажется. Сейчас у нас очень много похорон, много погибших, это ужасно. Берегите мир и спокойствие. Не буди лихо, пока тихо. Это посыл властям и политическим элитам.

Подписывайтесь на наши Telegram-канал и YouTube-канал и следите за актуальными новостями.

Если вы стали очевидцем интересного события, сообщите об этом нашим журналистам: info@tatarstan24.tv или +7 900 321 77 22.

Реклама

Мы в ЯНДЕКС.ДЗЕН

 

 

 

Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: