Телеканал
Подписывайтесь на «Татарстан-24» в Telegram, YouTube, а также в VK и Одноклассниках и следите за актуальными новостями.

Новости Татарстана

«Президент» нельзя «глава»: почему татарстанские депутаты против закона о региональной власти?

«Президент» нельзя «глава»: почему татарстанские депутаты против закона о региональной власти?

Журналист «Татарстан-24» Иван Кузьмин изучил истоки зарождения института президентства и суверенитета республики.

Законопроект о региональной власти, внесенный в Госдуму РФ сенатором Андреем Клишасом и депутатом Павлом Крашенинниковым, призван переформатировать отношения между субъектами страны и Кремлем. В обществе он вызвал неоднозначную реакцию. Свою долю скепсиса документ получил и от татарстанских депутатов. Так, на заседании Госсовета республики председатель местного комитета по государственному строительству и местному самоуправлению Альберт Хабибуллин заявил, что законопроект, ни много ни мало, разрушает федеративность страны.

«Берите столько суверенитета, сколько сможете проглотить»

Эта фраза была произнесена председателем Верховного Совета РСФСР Борисом Ельциным в Казани 6 августа 1990 года. Татарстанские элиты восприняли ее как сигнал одобрения центральной властью своих действий по расширению возможностей ТАССР.

Однако процесс обретения суверенитета начался раньше – 26 апреля 1990 года в СССР был принят закон, приравнивающий в правах автономные и союзные республики. С того момента для властей страны формально не было разницы между Белоруссией, Украиной и Татарстаном. Закон стал катализатором так называемого «парада суверенитетов». Советский Союз окончательно распался буквально спустя полгода.

«Татарстан, имея объем годовой валовой продукции, как у трех прибалтийских республик вместе взятых, практически не имел прав делать что-то самостоятельно. К примеру, мы не имели права устанавливать жирность творога, которым кормили свое население, несмотря на то, что всегда перевыполняли объем поставок в общесоюзный фонд. Как в таких условиях можно было работать?» - делится воспоминаниями о временах без суверенитета первый президент региона Минтимер Шаймиев в одном из выпусков программы «Интервью без галстука с Андреем Кузьминым»

Свою историческую фразу сам Ельцин впоследствии объяснял борьбой за остановку сепаратизма. Современному наблюдателю это может показаться странным: разумно ли призывать Татарстан к обретению независимости, борясь за целостность страны? Однако, если знать контекст эпохи, противоречие исчезнет: самостоятельно дав суверенитет республикам, Ельцин исключил возможность того, что они возьмут его силой. В лице элит ТАССР и лично Минтимера Шаймиева глава страны обрел друга и соратника, а в лице региона – пример эффективного развития и бурного роста без отдаления от России. Как потом признавали эксперты, именно пример Татарстана спас страну от распада.

Суверенные 90-е

30 августа 1990 года была подписана Декларация о государственном суверенитете Татарской Советской Социалистической республики. По воспоминаниям очевидцев, местные жители ликовали и даже носили некоторых депутатов на руках. Но тот день был только началом долгого пути к суверенитету, потому что последовавший за этим распад Советского Союза спутал все планы руководства Татарстана.

«Самый тяжкий удар по нашему суверенитету и принятой Декларации нанесло разрушение СССР. Ведь мы, пользуясь повышенным статусом, могли бы получить возможность свободного равноправного развития в областях гуманитарной сферы - культуры, образования, информации, нравственности, духовной жизни - только если бы существовало единое государство, где этот статус мы могли реализовать» - делился упущенными в тот момент перспективами депутат Верховного Совета ТАССР 12 созыва в 1990-1995 годах Фандас Сафиуллин в интервью телеканалу «Эфир» в 2010 году.

Договариваться о суверенитете республике пришлось заново – уже с властями России. Процесс этот был болезненным: Москва обвиняла власти Татарстана в сепаратизме, а татарские националистические движения - в предательстве интересов. 12 июня 1991 года Минтимер Шаймиев был избран президентом региона, а 15 октября года, в день взятия Казани Иваном Грозным, состоялся митинг, закончившийся жестким столкновением с полицией и попыткой штурмом взять здание Кабинета министров республики.

21 января 1992 года состоялся Всенародный референдум о суверенитете Татарстана. На вопрос: «Согласны ли Вы, что Республика Татарстан — суверенное государство, субъект международного права, строящее свои отношения с Российской Федерацией и другими республиками, государствами на основе равноправных договоров?» положительно ответили 61.4% местных жителей. 30 ноября того же года была принята Конституция республики.  Волеизъявление народа стало еще одним аргументом во время переговоров с федеральным центром.

Договориться с Москвой удалось только в 1994 году. 15 февраля Борис Ельцин и Минтимер Шаймиев подписали договор о разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий. Это ознаменовало начало бурного экономического роста Татарстана: 75% собираемых республикой налогов, оставалось в регионе. Благодаря этому удалось провести газификацию сел, расселить ветхое жилье, построить метрополитен. По экономическому развитию республика тогда выбилась в лидеры России.

«С нами трудно сравниться. Особенно если учесть, какое место мы занимали. Мы находились в середине, ниже середины по всем показателям! На сегодня я могу сказать, что Татарстан впервые вышел по объему промышленной продукции за полугодие 2000 года на 4 место в Российской Федерации. Такого у нас никогда не было, близко не было!» - рапортовал о достижениях Татарстана президент республики Минтимер Шаймиев 30 августа 2000 года.

Переходный период

В 2006 году президент России Владимир Путин и президент Татарстана Минтимер Шаймиев подписали новый договор о разграничении полномочий. Прежних налоговых преференций в нем уже не было. Тем не менее в документе были определены два государственных языка. У региона осталось право выдавать паспорта с вкладышем на татарском языке и изображением своего герба. Тем не менее республика прочно закрепилась как один из драйверов экономического роста всей страны.

22 января 2010 года Шаймиев неожиданно взял самоотвод и попросил главу государства Дмитрия Медведева не рассматривать его кандидатуру на очередной срок. Упавшее знамя поднял премьер-министр Рустам Минниханов.

В Кабинет министров политик впервые вошел в 1996 году, когда занял пост руководителя регионального Минфина, а 10 июля 1998 года был повышен до второго лица республики. Через месяц после этого грянул дефолт. Будущий президент Татарстана делал первые шаги в качестве премьера во времена массовых задержек зарплат, забастовок и голодных бунтов рабочих. Решение этих проблем требовало умения принимать оперативные, решительные и жесткие меры – навыков, которые Рустам Минниханов отточит и будет использовать на протяжении всей политической деятельности.

Во времена вступления Минниханова в должность президента Татарстана экономическая ситуация была такая же неспокойная. Сытые «нулевые» закончились мировым финансовым кризисом 2008 года. К этому добавились и политические проблемы: в конце 2010 года Дмитрий Медведев подписал закон, запрещающий главам субъектов называться президентами. Сменить название должности требовалось до 1 января 2015 года, но Татарстан этот закон проигнорировал. Впоследствии Владимир Путин неоднократно назовет эту проблему внутренним делом Татарстана.

«У нас как в стране говорят? Хоть горшком назовите, главное, чтобы в печку не ставили. Это дело самого Татарстана. Я не думаю, что это так чувствительно, что это заденет какие-то национальные чувства. Мы с уважением отнесемся к любому выбору народа Татарстана» - так в 2015 году президент России Владимир Путин ответил на вопрос журналистки из Казани.

В 2017 году истек срок второго договора о разграничении полномочий между Россией и Татарстаном, но продлевать его не стали. Президент республики Рустам Минниханов тогда подчеркнул, что  Татарстан больше не планирует поднимать этот вопрос – времена изменились, и противостоять федеральному центру власти республики больше не намерены. Татарстан получил серьезные преференции благодаря первому договору, при подписании второго их объем был сокращен – но это не помешало республике показывать высокий рост экономики. Это было сказано Миннихановым на заседании представительства медиаклуба при представительстве Татарстана за 4 месяца до очередных выборов президента России.

Тем не менее суверенитет Татарстана, по мнению некоторых экспертов, постепенно сходит на нет. Недавним доказательством этого факта стала сделка по покупке нефтехимической компанией «СИБУР» татарстанского «ТАИФа», которая состоялась 24 сентября текущего. Власти республики настаивали, что условия были взаимовыгодными – «СИБУР» по объему производства выходит в лидеры отрасли, а потому татарстанская нефтехимия получает инвестиции и толчок к развитию, а налоги продолжают выплачиваться в казну региона.

Последняя «атака» на суверенитет республики произошла 27 сентября. Сенатором Андреем Клишасом и депутатом Павлом Крашенинниковым в Госдуму был внесен законопроект, призванный переформатировать отношения между субъектами страны и Кремлем. В Татарстане документ понимания не нашел. В местном Госсовете посчитали, что в предлагаемой редакции закон фактически лишает регионы права участия в законотворческом процессе, так как предлагает установить 15-дневный срок для отзывов региональных депутатов, но большинство из них исполняют свои обязанности не на постоянной основе, а заседания проходят только раз в 30 дней.

Вторая проблема, обозначенная татарстанскими законотворцами, для республики еще более болезненна: по проекту приказа первое лицо субъекта России не может именоваться президентом. По мнению депутатов республики, это требование разрушает федеративность страны.

Тем не менее законопроект предусматривает норму, которая однозначно вызовет одобрения у элит Татарстана: авторы предлагают позволить главам регионов баллотироваться более, чем на два срока. Очевидно, эта инициатива – очередной элемент «торга» Москвы и Казани за лояльность.

Председатель Госсовета Татарстана Фарид Мухаметшин попытался «остудить» страсти и предложил депутатам не открывать дискуссию по данному вопросу раньше времени - законопроект еще не внесен на рассмотрение нижней палаты парламента. После принятия документа в первом чтение местные законотворцы вернутся к защите одного из оставшихся символов суверенитета республики – института президентства.

Иван Кузьмин

Подписывайтесь на наши Telegram-канал и YouTube-канал и следите за актуальными новостями.

Фото: kazantravel.ru

Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: