Телеканал

Новости Татарстана

Избиение ребенка на улице Челюскина: эксперты ответили на вопрос, надо ли изымать ребенка из семьи

Избиение ребенка на улице Челюскина: эксперты ответили на вопрос, надо ли изымать ребенка из семьи

Сергей Шерстнев поговорил с педагогом и медицинским психологом о том, почему происходят случаи жестокого обращения с детьми, как с этим справляются в европейских странах и какое наказание может грозить нерадивым родителям за подобные поступки. Подробнее - в нашем материале.

Мы уже сообщали, что в отношении матери, которая пинала свою маленькую дочь ногами у подъезда дома на ул. Челюскина в Казани, возбуждено уголовное дело. Ей предъявили обвинение по статье 156 УК РФ (ненадлежащее исполнение родительских обязанностей). Расследование взято на особый контроль в прокуратуре. Видео жестокого обращения с ребенком, снятое одним из свидетелей, мгновенно разлетелось по соцсетям, вызвав гнев и возмущение жителей всей страны. 

И таких роликов в интернете сейчас с избытком. Роль социальных сетей в их распространении велика. И относится к этому можно по-разному. С одной стороны, то, что подобные видео становятся достоянием общественности и вызывают быструю ответную реакцию соответствующих правоохранительных служб и правозащитных организаций – хорошо. Ссылка на ролик с избитой в Казани девочкой, к примеру, была оперативно прислана и в аппарат Уполномоченного по правам ребенка в РТ и в республиканскую прокуратуру, а также на страницы президента РТ Рустама Минниханова в соцсетях. С другой стороны, у многих такой контент вызывает нездоровый интерес, в том числе у самих детей, доступ которых в интернет сейчас законодательно никак не ограничен.

Как в этих случаях работает ювенальная юстиция?

«Если в государстве и в обществе учат обращаться с сетями (как учат желающих играть на пианино) – это хорошо. А если работать с сетями топорно – «держать и не пущать» – сначала не подпускать малышей к сетям, а потом удивляться... – так плохо. Интернет и сети вообще – очень сложная структура. Могут оказаться и благом, и горем», – считает директор казанской школы СОлНЦе Павел Шмаков.

В ответ на требования комментаторов изъять ребенка из семьи и лишить мать родительских прав он говорит, что плохо относится к крайним мерам.

«Лишение родительских прав возможно, по-моему, лишь по официальным медицинским показаниям или по решению суда, где очевидно, что взрослый – преступник и опасен для общества и попадает в тюрьму», – отметил он.

К таким выводам известный российский педагог, отец трех дочерей, пришел, имея собственный опыт преподавания как в России, так и за рубежом. В 2006-2010 годах Шмаков работал преподавателем математики, физики, химии в школах Хельсинки, Вантаа, Эспоо. На мой вопрос: как бы отреагировали власти и правоохранительные органы на данную ситуацию в той же Финляндии он ответил однозначно.

«Там ювенальная юстиция. В интересах ребенка отобрали бы его у матери и начали бы разбираться».

Нужна ли России ювенальная юстиция, точнее ее скандинавский вариант? Напомню, в Швеции закон о физической неприкосновенности детей был принят еще в 1979 году. Так называемый «закон против порки» стал первым в мире актом, не просто запретившим наказание детей, но превратившим даже попытки это сделать в уголовно наказуемое деяние. В Финляндии довольно часты случаи, когда чиновники считают тех или иных родителей (как правило, родителей-одиночек, малоимущих или иммигрантов) неспособными исполнять свои обязанности и изымают у них детей с последующей передачей их в приемные семьи.

«Думаю, что в России это сейчас невозможно. Российский менталитет, культ семьи, закон о декриминализации домашнего насилия, позиция Церкви отрицают ювенальную юстицию в России. Защита семьи в России важнее «европейской» защиты детей», – уверен Павел Шмаков.

По его мнению, мать этой девочки уже наказана широким общественным резонансом. Она – не преступник, а «страшный продукт общества», в котором школу отстранили от воспитания, а родителей не научили воспитывать детей, полагает эксперт. «До 18 ребенку ничего нельзя знать и делать. А в 18 – можно жениться и рожать... Ребенок должен САМ повзрослеть в день 18-летия», – добавил Шмаков.

Противники ювенальной юстиции часто приводят такой аргумент: мол, дети, чувствуя свою безнаказанность, начинают этим шантажировать своих родителей, угрожать «донести» на них в соответствующие органы, имеющие право изъять ребенка из семьи. Иногда физическое «насилие» мы просто обязаны применить, не пуская малыша попасть под машину или заставляя больного ребёнка выпить горькое лекарство.

«Как в Европе решаются конфликтные ситуации в семьях с детьми, если ребенок капризничает, шалит, и есть понимание, что ему надо дать понять, что так нельзя себя вести? Работают психолог и социальные службы и с ребенком, и с родителями. Конфликтные ситуации есть, но их сравнительно с Россией немного, ибо реальная работа над уменьшением конфликтных ситуаций начинается с детского сада», – рассуждает Павел Шмаков, – «Я видел много раз, когда работал в садике в Финляндии такую картину: два трехлетних малыша, допустим, повздорили – их подводят друг к другу и оба должны извиниться друг перед другом».

Мать есть мать. Какой бы она ни была

О том, что отобрать сейчас этого ребенка у матери есть безграмотный подход к проблеме, говорит и медицинский психолог Центра «Сердэш-129» ГАУЗ «РКПБ» им. В. М. Бехтерева Людмила Невоструева.

«Этой маме не наказание нужно, а психотерапия. Ну отберут у нее ребенка, и что? Ребенок будет несчастным. Какой бы плохой матерью она не была, ребенок будет к ней тянуться. Мать есть мать. Дети, привыкшие к подобному отношению в семье, порой даже не замечают, что мама их стукнула – у них такой стиль общения в семье. И тут уже нужно работать с мамой, проверить, может она алкоголичка или психопатка, может у нее еще есть какие-то проблемы. Подключается к работе психолог и психотерапевт, которые и учат взрослого правильно общаться с ребенком, и процесс это длительный».

Анализируя этот конкретный ролик, Людмила Невоструева выдвигает три версии причин случившегося. Женщина могла быть в нетрезвом состоянии; возможно, ребенок нежеланный, его не хотели заводить; вероятные проблемы в семье: злоупотребление алкоголем и срывы на ребенке.

«Конечно, сеансы профессионального психолога, психотерапевта могут помочь, может, даже есть потребность не только в консультациях, но и в медикаментозном лечении и тому, и другому. Но это не решит проблему в целом. Сейчас, например, есть очень много семей, где не принято родителям и детям обнимать друг друга, где нет теплоты отношений. Родители заняты зарабатыванием денег, бизнес – на первом месте. Они не замечают, что ребенок нуждается в тепле и заботе. Стало модным заводить для ребенка няню, которая, конечно же, никогда не заменит маму. Вот отчего многие семьи несчастны. Реальную материнскую любовь не заменят дорогие игрушки, одежда и достаток, которыми многие семьи подменяют теплоту отношений», – пояснила Невоструева.

Какие санкции предусмотрены законом?

По ст. 77 Семейного кодекса РФ органы опеки и попечительства вправе немедленно отобрать ребенка у родителей при непосредственной угрозе его жизни или здоровью. Однако критериев «непосредственной угрозы» в законодательстве не так много. На этот счет есть только краткое пояснение в постановлении пленума Верховного суда России от 14 ноября 2017 года №44. Оно гласит, что изъять ребенка из семьи можно в случае оставления без воды и питания, неосуществления ухода за грудным ребенком либо оставления его на длительное время без присмотра.

Юристы подчеркивают, что законом невозможно описать все случаи, когда ребенок может оказаться в таких обстоятельствах — и сотрудник органов опеки и попечительства должен оценить угрозу ребенку на основании профессионального личного опыта и на установленных фактах. И здесь, как говорится, дьявол в деталях. Ведь одним из важнейших аспектов проблемы эксперты называют отсутствие профессионалов в органах опеки, так как сейчас работающие там специалисты – это фактически чиновники, госслужащие, у которых чаще всего нет образования психологов, педагогов, медиков и т.д.

Автор статьи: Сергей Шерстнев

Реклама
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: