Телеканал
Подписывайтесь на «Татарстан-24» в Telegram, YouTube, а также в VK и Одноклассниках и следите за актуальными новостями.

Новости Татарстана

Ирада Аюпова: «Наша миссия сегодня – быть духовной опорой, чтобы выводить людей из депрессии»

Ирада Аюпова: «Наша миссия сегодня – быть духовной опорой, чтобы выводить людей из депрессии»

Министр культуры Татарстана рассказала о будущем татарстанских театров, мерах поддержки артистов и развитии национального кинематографа.

- Ирада Хафизяновна, по моему мнению, вы первый министр культуры, которому приходится работать в условиях перманентного кризиса. У вас были спокойные годы?

- В принципе, волатильность ситуации наблюдается не первый год, это общемировые тенденции. Кризис был и в 2008, и в 2009-2010 годах. Я не считаю, что это совсем плохо. Более того, кризис кризису рознь. Главная задача – видеть в кризисе возможности. К примеру, пандемия, из которой мы оперативно вышли, быстро внедрила цифровые технологии в культуру. В иных условиях на это понадобилось бы лет десять. Главное, чтобы люди, работающие в отрасли, не страдали, а для творческих личностей были созданы все условия.

- Мы не успели выйти из ковидных ограничений, как на нас стали накладываться санкции со стороны Запада. Как это повлияло на сферу культуры?

- Мы в какой-то степени счастливые люди, потому что у нас действительно высокая степень востребованности культурного продукта в республике – высокий уровень именно внутреннего потребления. И несмотря на то, что в прошлом году мы работали не на стопроцентной загрузке, мы не поднимали цены на свои услуги – билеты в музеи, кинотеатры, театры. Тем не менее, мы смогли превысить наши показатели за 2019 год по внебюджетным доходам.

- О чем беспокоитесь сильнее всего – о прерывании зарубежных гастролей, проката иностранных кинокартин, фестивалей, партнерских связей?

- Во-первых, партнерские связи по большому счету остались. Есть логистические вопросы, которые должны решить в скором времени. Но культура – это сфера, в которой горизонтальные связи очень устойчивые, без них трудно развиваться. К тому же у нас огромная страна, и татары живут по всей России. В период пандемии мы точно так же были ограничены в передвижении, но старались выезжать в регионы для того, чтобы наши коллективы, татарские театры могли ставить свои спектакли на региональных, московских и питерских площадках.

Перспективы очень большие. В июне мы планируем организовать масштабные Дни культуры Татарстана в Якутии, в апреле к нам приедет Александринский театр. В январе была создана Ассоциация национальных театров РФ, которая разработала стратегию коммуникации внутри профессионального театрального сообщества, в том числе и обмен образовательными программами.

Я думаю, что межвыставочные, межмузейные проекты, которые мы реализуем, очень интересны, а для кино – это вообще замечательно. Не секрет, что очень тяжело пробиться национальному кинематографу в прокат на широкий экран. Сегодня представляется действительно потрясающая возможность предложить свой контент. Человек голосует рублем. Это не значит, что он будет смотреть все подряд, но шанс есть.

- Мы живем в информационном сообществе. Хватит ли у нас сил и возможностей рекламировать наш продукт так же, как продвигаются голливудские премьеры по всему миру, в том числе и в России?

- Мы сейчас научились продвигать и свое кино. Но вопрос не только в том, как продвигать, но и что продвигать. Кино – это очень идеалогизированное направление. Для того чтобы правильно выстраивать политику в сфере кинематографии, мы должны понимать, что мы хотим сказать. Тот же фильм «Исәнмесез», который прошел в рамках казанского фестиваля 2021 года, был отмечен многими экспертами. Он по-разному может быть трактован – у него два посыла. Это то, что вкладывает автор, и то, как это воспринимает зритель. Сегодня коммуникация важна больше, чем что-либо. 

- На Западе сейчас идет отрицание не только русских, но и русской культуры, изымаются из репертуаров произведения наших композиторов, их имена и так далее. Понятно, что в таких условиях ехать куда-то и быть освистанным публикой – страшно. Как культура реагирует на информационную войну?

- Очень многих людей эта ситуация отрезвила, потому что была иллюзия, что нас там любят. Хотя у меня к этим вопросам свое отношение. Я считаю, что люди, которые ограничивают свой мир прекрасного, в первую очередь, ограничивают себя. Кроме того, во все времена искусство и культура были вне границ. Настоящее творение – это не достояние какого-то народа или территории, это достояние всего человечества.

Вирус культуры потребления на Западе зародился гораздо раньше, и он инфицировал большое количество людей. Мы долгое время сохраняли высокий уровень культурного восприятия. Мы привыкли все критиковать, говорить, что у нас все плохо, но это не так. Школы искусств – система, доступная в России для любого талантливого ребенка. В Европе поступить туда и раскрыть свой талант доступно лишь небольшому количеству людей. У нас же более 12% детей получают базовое образование в сфере культуры и искусства. Это своего рода система воспитания потенциального зрителя.

Если взять ситуацию с Instagram, то я даже рада, что все так произошло. Ведь мы стали жить ради лайков – это не альтернатива реальному миру. Я не против соцсетей, но нужно понимать, что первичен контент и его ценность. Мы живем в мире, где уголовно наказуемо физическое причинение вреда, но раны, нанесенные душе, никак не наказываются. Именно эта тенденция наблюдается сейчас в мире – это политические технологии. Мнением людей можно управлять, но я не хочу, чтобы манипулировали мной и другими людьми.

- А ваши коллеги понимают это? Как вы относитесь к российским артистам, культурным деятелям, которые решили покинуть страну в нелегкое время?

- Из-за пандемии у нас были ограничения в передвижении. Есть разные люди, не все готовы откровенно высказать свою позицию. Были и те, кто достаточно откровенно давал оценку происходящему – это лидеры общественного мнения.

Мы, к сожалению, в современном мире сузили свое восприятие окружающего мира. Мне нравится притча: если идет поле боя, ты можешь, будучи сурком, вылезти из своей норы и посмотреть, что солнышко светит, и в мире все прекрасно. А если ты лошадь, которая пахала на поле боя, ты уже будешь думать, что все ужасно. Люди воспринимают только свое ближайшее окружение. Для того чтобы реально оценить ситуацию, нужно подняться на уровень орла и увидеть, что происходит на самом деле, чтобы понимать стратегические риски. Восприятие человека зависит от того, каков его менталитет.

Если вернуться к теме Великой Отечественной войны, то это был подъем искусства, культуры. Произведения, которые писались в тот период, были важны, и они были мощными. Война принесла много жертв, разрушила экономику, а люди строили. Я считаю, это и есть национальная идея. Мы всегда должны определять для себя маяки, к которым хочется тянуться.

- Как Минкульт РТ поддерживает артистов и обычных граждан?

- С 10 по 25 марта у нас шел проект «Культурные места». Было огромное количество бесплатных мероприятий, выставок, флешмобов. Это ответ нашего профессионального сообщества на существующую ситуацию. Мы считаем, что наша миссия сегодня – быть духовной опорой, спасительным мостиком, чтобы выводить людей из депрессии. Ведь сейчас на всех идет очень сильное эмоциональное давление, и присутствует страх.

- У артистов не возникает истерика из-за того, что они потеряли зарубежные гастроли? Перестроил ли свою работу оперный театр?

- Оперный театр активно работает – у них недавно прошел Нуриевский фестиваль, сейчас мы уже готовимся к Шаляпинскому. Работа не останавливается, мы в ежедневном режиме решаем проблемы, которые были, есть и будут в деятельности учреждений. Недавно у нас симфонический оркестр дал концерт на площадке ОАЭ. Коммуникация продолжается.

Для нас сейчас открыты большие возможности, мы уже разговаривали с Минкультом, чтобы ездить больше по России. У нашего народа нет ксенофобии. В РТ в учреждениях культуры работают и продолжают работать граждане зарубежных стран или даже Украины, никакого давления на них нет. Я не могу сказать, что кто-то из моих коллег пытается возводить стену. Это и есть маркер нашего уровня культуры. 

- В пандемию правительство оказало артистам поддержку в связи с тем, что не было возможности выступать. Будет ли сейчас какая-то поддержка?

- Вполне возможно. Пока разрабатываются планы. Самой уязвимой зоной сейчас являются все-таки кинотеатры, потому что их экономика построена на массовом прокате. У нас был проект «Кино+Театр» – за счет кинотеатров мы обеспечили доступность и наших театральных постановок, причем не только из Татарстана. Это хороший проект, тем более за последние годы были созданы условия для онлайн-трансляций в рамках проекта «Виртуальный зал».

- Что значит импортозамещение в культуре?

- Музыкальные инструменты, которые у нас есть, в основном не российские. У нас была раньше казанская фабрика музыкальных инструментов, потом там производили двери. Есть пока несбыточная мечта, чтобы на этой фабрике вновь стали выпускать музыкальные инструменты. Мы уже не первый год реализуем проекты, направленные на возрождение традиционных музыкальных инструментов – духовые, струнные мы уже делаем. Сценическое оборудование – свет, звук, экраны – тоже зарубежного производства. Есть вопросы также по краскам, лицензиям на программы для дизайна.

Санкции 2014 года сподвигли малый и средний бизнес на реализацию огромного количества проектов, направленных на нашу продовольственную безопасность. Мы мотивированы заполнить эту нишу, когда потеряли это. Сегодня мы едим в основном продукцию, которая произведена у нас. Мы достаточно самодостаточный регион.

- Буквально за несколько дней до начала спецоперации на Украине были подведены итоги конкурса проектов нового здания театра Камала. Консорциумы были иностранными, отказались ли они?

- Нет, сейчас идет непростая работа по сетевым подключениям, по логистическим вопросам, по регламентному регулированию различных процессов.

- Министерства одно за другим отчитываются о сохранении государственных программ. Будет ли все по-прежнему и в сфере культуры?

- В этом году у нас рекордный объем привлеченных средств из федерального бюджета – 1 млрд 300 млн рублей, для сравнения при строительстве Свияжска, Болгара было выделено 380 млн рублей. Средства выделили на строительство, ремонт домов культуры, завершение строительства двух МФЦ в Зеленодольске и Елабуге, ремонт школы искусств, реконструкцию театра юного зрителя в Нижнекамске. Цены на билеты мы не повышаем и пока не собираемся, они должны быть доступны.

- Как вы относитесь к идее съемок фильма про группировки?

- Тут есть очень спорная история с материалом, который ассоциируется с Казанью. Это тонкая дискуссия, и она имеет прямое отношение к сегодняшней ситуации – тут зыбкая грань между пропагандой и лицемерием. Я считаю, что «Казанский феномен» может быть показан по-разному – все зависит от замысла режиссера.

- На этой неделе у нас отмечают День работника культуры и Международный день театра. Что можете пожелать своим коллегам?

- Хочу поздравить всех своих коллег с профессиональными праздниками. В таких условиях мои коллеги особенно должны осознавать свой статус, любое государство призвано обслуживать культуру, а не наоборот. В последнее время произошла сильная деформация, когда стали считать, что государство может влиять на культурные процессы. Мы всегда работаем на будущие поколения. Покажите мне хоть одну страну, где строят так много театров. Больше нигде такого нет. Я считаю, что у нашей страны большое будущее.

Подписывайтесь на наши Telegram-канал и YouTube-канал и следите за актуальными новостями.

Если вы стали очевидцем интересного события, сообщите об этом нашим журналистам: info@tatarstan24.tv или +7 900 321 77 22.

Мы в ЯНДЕКС.ДЗЕН

Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: