Телеканал

Новости Татарстана

«Говорить о поддержке тут трудно»: на обращение зоозащитников к властям Татарстана никто не ответил

«Говорить о поддержке тут трудно»: на обращение зоозащитников к властям Татарстана никто не ответил

Руководитель благотворительного фонда «Пес и кот» Альберт Галиев рассказал о своем проекте, сотрудниках приюта, агрессии бездомных животных, службах отлова и других сложностях, с которыми он сталкивается в работе.

- Альберт, здравствуйте.

- Здравствуйте.

 

- Спасибо, что нашли время поговорить на тему, которая очень волновала в последнее время наших жителей. Мы много репортажей на эту тему сняли, как хороших, так и не очень, к сожалению, связанных с трагическими событиями. Сегодня поговорим о братьях наших меньших, и я знаю, что Вы профессионально занимаетесь этой темой. Расскажите, что такое «Кот и Пес»? Что это за организация? Какие у нее функции? Чем Вы занимаетесь?

- Благотворительный фонд «Кот и Пес» мы создали в 2015-м году, когда была небольшая передержка, которая нуждалась в переезде. На том месте начиналось строительство нового жилого комплекса в Залесном, и на тот момент встал вопрос, куда переезжать, как переезжать. Вот создали фонд, нам выделили землю в Зеленодольском районе, и с 2016-го года в Айше наш приют начал активно строится. Выполняем все задачи по защите бездомных животных, спасению. Задача - не просто спасти животных, а решить, так называемую проблему бездомных животных, которая сегодня так остро стоит.

 

- Вы занимаетесь организацией приюта для животных?

- Да, приют был первым шагом во всей этой истории.

 

 

- Что такое передержка?

- Передержка для бездомных животных. Максим из нашей команды занимался этим. Я впервые попал в такое место. Для меня благотворительность - это дети, инвалиды, пенсионеры, и никак не было связано с животными. Меня очень тронула эта идея. Увидел, что туда приезжают в гости дети, разные люди. Как-то случай нас свел, и закрутилось с этого момента.

 

- И Вы решили заниматься тем, что будете помогать этим животным?

- Да, я представлял, что это будет не так сложно.

 

- Это будет так классно. Пришел, собачку погладил, она там тебе благодарно лизнула в руку. Вас собаки кусали самого?

- Да, и до этого ситуации у меня были, даже прошел курс 40 уколов в свое время. В приюте естественно есть, как среди людей, разные ребята, кто-то подпускает, кто-то нет. Я тоже не сразу это осознал. Поэтому всякое бывает, это живые существа.

 

- А в каком году вышел запрет, что животных нельзя усыплять?

- В принципе, до этого тоже не было прописано то, что можно умерщвлять. В 2018-м году был принят федеральный закон 498, который прописал новые правила в отношении регулирования бездомных животных и приютов. Спустя два года вышли правовые акты, и закон вступил в силу.

 

- То есть в 2020 году только по сути он начал действовать?

- Да, с 2020 года уже по новым правилам работали службы отлова.

 

- Какое количество животных проходит через Ваш приют? Сколько у Вас одномоментно содержится животных?

- Начиналось все с небольшого количества, это не больше 100 животных было. Но, когда люди узнают о тебе, много просьб о том, чтоб спасти, помочь. На сегодняшний день у нас практически 500 животных в приюте. Это огромная цифра.

 

- А места хватает?

- Места хватает, у нас в аренде большой участок, мы даже не весь его занимаем на данный момент. Сложность не в участке, а в том, что это количество животных нужно обслуживать и содержать, кормить, обслуживать территорию. Поэтому проблем всегда хватает. Есть какие-то острые, есть ежедневные проблемы.

 

- А сколько по республике таких подобных приютов? Вообще сколько собак одномоментно содержится в приютах в Татарстане?

- Затрудняюсь назвать эту сумму. В крупных приютах, наверно, 10-12 можно назвать. Они есть вокруг всех крупнейших городов. Вокруг Казани около 6-8 может быть приютов. В Набережных Челнах, Елабуге - везде есть. Есть мелкие приюты – по 50, 100, 150, 250 максимум собак, насколько мы слышали, содержится у них. Пока наш приют самый крупный. Мы не со всеми общаемся приютами, нет такой общности среди зоозащитников.

 

- То есть нет некой ассоциации. Вы должны как-то представлять свои интересы, бороться за что-то?

- Большинство зоозащитников все-таки занимаются спасением животных, попавших в беду, пристройством, размещают их на передержку, в приюты. Борьбу с проблемой ведут единицы, и мы друг друга знаем. Нельзя говорить, что каждый готов бороться, и каждый чувствует, что может позволить, осилить это все.

 

- Все-таки это больше бизнес или больше благотворительность?

- Как в любом деле, для кого-то это бизнес, то есть платная передержка для животных. Есть, кто продает, те же бабушки на рынках продают животных, а в приютах их можно взять бесплатно. Наш приют для бездомных животных и даже кураторских животных, чье содержание готовы оплачивать люди, не больше 5-10% в нашем приюте находится.

 

- Пока они уезжают, вам привозят, чтобы вы посмотрели за ними, в тот момент, когда в отъезде, потом забирают?

- Нет, пока пристраивают животное, чем взрослее животное, тем сложнее его пристроить. Щенки и котята быстро находят новую семью. Бывает так, что дворовая собака находится в сложной ситуации, потому что вы ее прикармливаете, а соседи против этого, поэтому люди вынуждены находить места в приютах. Бывают, к сожалению, такие ситуации, что обещают курировать. Проходит месяц-два, ситуации у людей бывают разные - лишились работы, заболели, переехали, вот и животные остаются на нашем попечении.

 

- Хорошо. Еще каким образом попадают животные? Те, кто отлавливают собак, привозят вам? Люди приходят, звонят. Как попадают к вам животные?

- Попадают совершенно разные истории. Ежедневно большое количество звонков, к сожалению, не только по бездомным животным, тех, кого нашли на улице, в лесу, в поле. Большинство звонков, связанных с домашними животными - у нас аллергия выявилась, родился ребенок, умерли бабушки-дедушки, продаем квартиру, квартиросъемщики переехали и оставили кошку. К сожалению, приюты практически все переполнены, потому что все приюты частные. К сожалению, мы такие же обычные люди, мы понимаем, что, какому количеству животных можно обеспечить содержание, и естественно хочется помочь каждому. Но представляете, если в день идет в среднем 10 звонков, где-то один щенок, где-то 10 щенков, если мы каждый день будем набирать, то мы просто не справимся. Ведь гуманность и ответственность - это два качества, они должны рядом стоять, нужен здравый смысл, чтоб понимать, что дальше делать.

 

- 10 звонков в день вам идет с просьбой взять собаку-кошку. А они вам платят деньги за то, что вы готовы их взять?

- Они предлагают денежку каждый, шантажируют, что жалко убивать, топить. 500-1000 рублей, чтобы принять животное, нужно построить вольер, нужно каждый день кормить. Мы берем в редких случаях, когда нужна медицинская помощь. Ведь даже, когда болеет человек, зайдя в аптеку, понимаете, сколько стоит лекарство. Обеспечить лечение животному иногда обходится 10-20-30 тысяч, это уже не под силу многим семьям. Поэтому в таких ситуациях мы принимаем. Когда животные здоровое, мы понимаем, что человек просто пытается переложить ответственность. Я каждый раз общаюсь, рассказываю нашу ситуацию и рассказываю, что можно попытаться найти семью, пристроить, найти выход. Потому что нельзя просто взять и бросить трубку, накричать, как-то обозвать.

 

- Ну не возьмете, я ее на улицу выкину, и к вам все равно привезут так или иначе?

- К сожалению, привозят, подкидывают, мы выкладываем это в соцсети, у нас по периметру и внутри приюта стоят камеры, мы видим этих людей. Поступают звонки с просьбы убрать, угрозы, и публичные люди попадаются, но всегда находим компромисс.

 

- Кто к вам подкидывает, они уже на камерах?

- Когда их узнают, да. Возникает такая реакция, когда хочется поругаться.

 

- А сколько удается пристроить в месяц в среднем? За последние 2-3 месяца? В месяц? Сколько вы пристраиваете животных?

- Как я говорил, пристраиваются в основном молодые собаки, щенки, подростки, котята. Если они появляются, быстро пристраиваются, и причем больше мальчишки, несмотря на то, что девчонки лучше охраняют, более верные, они все стилизованы, берут пацанов. Нельзя сказать, что постоянный поток щенков и котят регулярно мы отдаем. Бывает 10, бывает 50 в месяц, бывает ни одного, к сожалению. Тут и сезонность играет роль, и бывает так, что по весне люди набирают на дачу, например, а по осени уезжают в город и бросают или привозят обратно.

 

- Хорошо. А с теми, кто остается, как долго они у вас смогут жить в вашем приюте?

- Всегда рассказываю эту историю - люди в гости к нам приходит в приют, они видят все упитанные, здоровые, игривые, хотят поиграться, поласкаться. На что они только не идут. Собаки обнимаются, облизывают, и они понимают, что для них приют - это место, где они встретят свою старость. В принципе, все собаки у нас находятся на доживании. Сказать, что взрослая собака нашла семью - это счастливая история, и таких очень мало. Несмотря на то, что попадают они к нам по причине агрессивности, разные бывают истории, суть остается одна. В приюте они все адаптируются, социализируются, и бывают дикари, которые не подпускают близко, но большинство из них становятся ласковыми, добрыми, видя человека. Они все подсознательно пытаются понравиться, чтобы его забрали. Потому что по глазам это видно.

 

- То есть это как в детском доме с детьми?

- Не хотел сравнивать, но совершенно верно. И знаете, бывают ситуации, когда человек не сдерживается, и люди плачут, когда видят глаза у этих животных. К нам приезжают и школьники, и студенты, кто-то заходит в вольеры и утопает в этих собачьих объятьях. Эмоции потрясающие. Есть еще кошатник, где больше 50 котов. Это отдельная история, потому что есть собачники, есть кошатники, люди умиляются, почему их коты вредные дома или у знакомых, а вот в приютах они такие все ласковые. Почему-то нет такого, что кто-то там подойдет кусаться или поцарапаться. Наверное, смысл создания приютов, чтобы показать то, что животные, вот собака бывает кусачей от жизни собачьей, то что действительно они все добрые. Все зависит от отношения к ним, то есть как мы с ним, так они с нами.

 

- Как и почему они оказываются на улице? Вы уже упомянули несколько моментов - переезд, отъезд куда-то, смена квартиры, аллергия началась, кормить нечем. Есть такие причины, что у людей - «себя бы прокормить, а еще и собаку», и поэтому выгоняют на улицу.

- Есть две категории - это бывшие домашние, бывшие хозяйские, ведь при таком количестве звонков, и люди иногда звонят во все приюты, звонят повторно и говорят, что вы объясняли, а мы не верили, но действительно ситуация такая, что все переполнены. К сожалению, мы осознаем, то что не каждый человек, обзвонив приюты, оставляет животное у себя. Кого-то действительно выкидывают на улицу, это и коты, и собаки. Есть другая категория животных - бродячие, рожденные на улице, бездомные. А можно увидеть кота или собаку, по которым видно, что они ухоженные, то есть они недавно на улице, для них это шок и стресс.

 

- Отсюда могут быть тоже позывы агрессивные какие-то наверно, собачий психолог нужен. Скажите, а вот такое большое количество собак-кошек, в среднем сколько у вас в день уходит на питание, обслуживание, возьмем на месяц. Сколько примерно уходит в месяц средств?

- В деньгах я не смогу вам назвать, потому что все-таки большая поддержка от людей в виде сухих кормов, круп. Нам привозят еще натуральные продукты, потому что такое количество собак невозможно прокормить сухим кормом - это действительно накладно. И мы с 2016-го года практикуем то, что забираем со школы отходы питания, варим каши, нам привозят и мясную продукцию, предпросрочку, просрочку, все это в хорошем состоянии, продавать уже нельзя людям, а для животных это все сгодится. Мы все обрабатываем, варим. Если зимой, то можно говорить, что это 2-3 литра еды на собаку с учетом того, что 500 животных - это где-то 1500 литров нам нужно еды. Можем бочек 10 пятилитровых со школы собрать. Остальное нам нужно варить. Летом где-то литр, так как в жаркое время года собаки больше пьют, чем едят. Зимой им нужна подпитка, летом больше холода.

 

- В среднем сутки на обслуживание, зарплату, охрану сколько тратится?

- Это скрытые расходы, на которые мы никогда не собираем. Источники поступления - это благотворительность, то есть это обычные граждане, кто-то нам помогает, питание привозит, кто-то денежку переводит, и действительно есть скрытые невидимые расходы. В плане работников мы пришли к такому решению, есть волонтеры, например, в Москве, где большие муниципальные приюты, там даже приход волонтеров расписан, у каждого своего времени. Мы не можем таким похвастаться, да и другие приюты, наверно, не могут похвастаться таким изобилием помощников и волонтеров, их регулярного присутствия. Тем более людей, кто готов убираться, кто не боится зайти в вольер, не очень много, что это тяжелая, трудная, грязная работа. Но так как число подопечных росло, мы были вынуждены искать помощников, обеспечить зарплату мы не можем, я скажу честно. Поэтому мы обращались к тем людям, кто ведет бродячий образ жизни, передержки для людей без определенного места жительства, на Колхозном рынке, в Зеленодольске на местах сборищ. Про наш приют все знают, но эти ребята тоже попали на улицу, они уходили от ответственности, не желая работать, поэтому мы тоже объясняли, что с нашей стороны будет крыша над головой, они у нас живут в бытовках, еда и у каждого есть, свои обязанности. Нагромождать их непосильным трудом смысла нет, они физически не самые сильные ребята. Последняя пара уже около года у нас живет, восемь лет прожила на помойке в Московском районе Казани. Сейчас живут у нас, первые полгода они не отходили от кухни – отъедались. Любят животных. Таких людей прошло большое количество, было и воровство, пьянство, мы с такими распрощались. Остались те, кто понимает, куда он попал, кто ценит это место, кто любит животных, и кто готов быть волонтером. В приют призываем волонтеров, но работа трудная, не очень много желающих. Приезжают сколотить будку, погулять с собакой, пофотографироваться, перенести что-то, не больше

 

- Скажите, Альберт, а как Вы относитесь к тому, что в последние пару месяцев по республике, да и по стране, очень много случаев, когда собаки набрасываются на детей в основном, и не только на детей, да и на взрослых. И очень много покусанных людей, психологически напуганных, покалеченных.

- Да этот процесс, связанный с нападением, начался не два месяца назад, это было и раньше. В последнее время случаи и истории стали афишировать, озвучивать.

 

- Сейчас нет такого всплеска? Это и раньше было, просто замалчивалось или не придавалось гласности? Вы так считаете, что сверхъестественного ничего не произошло. А почему последний случай в Осиново приобрел такие масштабы и дошел до уровня правительства и президента?

- Если посмотреть статистику, то это не первые укусы, они были ежегодно, и не десятки - сотни. Мы выкладывали статистику по нашему Зеленодольскому району. После вступления нового закона был рост на нападение с укусами, но это связано с тем, что отменили отстрел, и новые методы еще не начали работать. Тут надо ведь разделить, то, что есть условно хозяйские собаки, которые живут в частном секторе, например, на самовыгуле или охраняют промзоны, в большинстве случаев они нацелены на охрану территории. И очень много историй, когда такие собаки на самовыгуле, а это крупные особи, как правило, и ведь небольшая дворняжка все равно не нападет на ребенка, относительно собаки он крупнее, а если подойдет крупная особь. Давайте вспомним историю в Осиново. Это крупная овчарка, даже у меня она вызывает внутренний страх. Даже просили ее сфотографировать, она огрызается, никто к ней не заходит в клетку. Она сейчас находится у нас в приюте. Есть условно хозяйские животные, которые нападают, и ответственность естественно в этом случае лежит уже на хозяине, или на тех, кто курирует эту собаку, кто подкармливает такую собаку, чью территорию она охраняет. Говорят, что у собаки из Осиново есть хозяин, то есть она жила в одном доме, но она вышла за территорию, и как там случилось, сейчас ведется расследование. Возможно, мальчик просто увидел знакомую собаку, возможно, он попытался ее погладить, а она выполнила свой долг по идее. Ее научили охранять.

 

- Вина не на собаке, вина на тех, кто ослабил контроль за ней.

- Мы в ответе за тех, кого приручили. Недавно мы разговаривали с кинологами, недавно с вашими коллегами встречался в одной из передач, и он рассказал, что они не прививают охранные качества, если не видит, что человек готов нести ответственность за это.

 

- То есть приходит человек к ним, чтобы они научили его собаку к командам «фас», и чтобы она загрызла. И если человек неадекватный, то они не обучают. Так?

- Да, могут быть последствия, и они это прекрасно осознают.

 

- Давно уже говорят, что таких бойцовских собак нужно к оружию приравнять. После этих всех нападений собак президент дал поручение создать сеть муниципальных приютов, да и проблему поручил решить на законодательном уровне. На Ваш взгляд, поможет ли создание таких приютов решить этот вопрос?

- Новый закон, который приняли в 2018 году, подразумевает строительство этих приютов, и до того, как он вступил в силу, и за 2018-2019 годы была возможность подготовиться к новым условиям, прописанных в новом законе. К сожалению, похвастаться тем, что у нас появился хотя бы один приют, мы не можем, но тут, наверно, проблема не только в нашей республике, но и в целом по России. Ничего не поменялось, и, наверное, тут ответ простой - все упирается в финансирование. Закон издали, а как его исполнять. Пока чиновники разводят руками.

 

- Ответственность чья? Не республиканская же власть, не муниципальная? Правильно?

- У муниципалитета нет такого бюджета, чтобы построить приют, тут до человеческих-то проблем у них не всегда хватает средств, а построить приют - это вложения, это решается, наверно, все-таки на более высоком уровне. Это должны быть типовые проекты, это должна быть сеть, это должно быть все системно продумано. Просто построить, и кто будет этим заниматься.

 

- Как кормить, зарплату платить, убираться, еще дополнительного серьезного финансирования нужно. Бомжей на все приюты не напасешься.

- Совершенно верно. Крутясь в этой сфере, мы прошли этот путь, у нас есть опыт, что без денег очень трудно решать такие проблемы и задачи. Да, мы выкрутились, мы нашли решение, но как нам это дается, я не могу сказать, что все легко и просто. Был и эмоциональный, и физический надлом, надрыв, были и панические атаки, как действуют в такие ситуации.

 

- Но у вас не было такого, что вам нечем кормить, и собаки могут умереть от голода, заканчивается еда.

- Мы выкладываем информацию в соцсетях и объявляем сбор на электричество, на питание.

 

- Государство вам не помогает никак?

- Говорить о поддержке тут трудно, ее действительно нет, есть грантовые поддержки, целевые средства, есть поддержка каких-то социальных программ, акции. А так, как иногда думают, что мы приходим и забираем чемоданы денег на развитие своих приютов, такого никогда не было.

 

- Как считаете, то, что сейчас ситуация в Осиново получила огласку, в какую сторону подтолкнуло? Что сейчас происходит? На вас вышел кто-то из правительства? С вами советовались? На каком уровне это решается? Кто ответственный в правительстве за это?

- Кроме журналистов, к сожалению, никто с нами не связался. Мы ни с кем не общались по этому поводу, то есть, используя резонансность этой ситуации, то, что она дала такую огласку. Я от имени всего фонда выложил открытое письмо, где просто привел какие-то факты, цифры, то есть как действительно обстоят дела. Говорить, что кто-то виноват в правительстве, сложно. Уже давно сложилось впечатление, что правда не доносилась до нашего правительства и нашего президента. То есть существует определенный круг чиновников, которые замыкают в себе информацию, и эти ситуации с детьми, с нападениями, это результат, наверно, такой халатности и замалчивания, что эта проблема не считалась первостепенной, и это обернулось такими трагическими историями. Не ответил я про нападение собак – да, бывают со стороны условно владельческих, и действительно есть нападения со стороны бездомных животных, и тут тоже есть несколько причин, есть факты. То есть когда защитники писали в надзорные органы и в прокуратуру, в полицию обращались, когда налицо халатное отношение со стороны службы отлова, то есть вроде бы биркованные животное, но они сбиваются в стайки. Действительно неправильная стилизация. Когда в своем приюте мы стерилизуем по контракту, мы полностью убираем половую систему у мальчишек и у девчонок. Если делать это частично, если собака не рожает, такие истории тоже есть, когда бирковонное, прошедшее по контракту животное приносит потомство, даже если она не рожает при частичной стерилизации, по-моему, даже это называется щадящая, это мы узнавали даже у ветеринаров, то есть остаются половые чувства, может быть течка. Поэтому говорят, что биркованные собаки часто сбиваются в стайки, проявление фактов агрессивности, почему и метод СВВ подразумевает стерилизацию и вакцинацию, что на улице остались безопасные для человека животные.

 

- То есть когда их стерилизуют, то у них агрессия в момент полового проявления у них пропадает. Так?

- Да, то есть стерилизация и кастрация снимают факт агрессии. Во время собачьих свадеб, когда пацаны охраняют девчонку, когда рождается потомство, то защитный рефлекс срабатывает, собака может напасть на человека. Поэтому качественной работы служб отлова тоже влияет на последствия. Если неправильно что-то сделать, поэтому могут происходить дальнейшие инциденты. И тут нужен контроль. Опять все сводится к тому, что не было контроля служб отлова, все это умалчивалось. Обращения были регулярно во все органы, но, к сожалению, это все игнорируется.

 

- В ветеринарный контроль вы обращались. Куда еще?

- В прокуратуру, управление ветеринарии. Надзорным органом у нас является управление ветеринарии. И соответственно правоохранительные органы тоже этим занимались.

 

- То есть они не доработали?

- Были ответы, но они не помогли, скорее это были отписки. Никаких карательных мер, штрафных санкций за этим не следовало. Вы спрашивали, помогут ли приюты, ведь приюты по закону нужны для того, чтобы, когда собаку отлавливают, вакцинируют, стерилизуют, и если она не проявляет агрессию, если она в заявке отражено, что собака нападает, то таких собак оставляют в приютах. Из зоозащитных организаций мы единственные, кто занимается отловом, потому что есть определенные сложности - нужна материальная база, нужен опыт в отлове, оплата идет после исполнения своих обязательств, нужны средства, чтобы все это осуществлять. Не знаю, как другие службы отлова, кого еще привести в пример, мы действительно оставляем у себя агрессивных. В своем письме я показал, что по закону, в контрактах прописано 5%, мы оставляем в 10 раз больше в позапрошлый год. В этом году уже оставили несколько собак до инцидента в Осиново, осиновских уже просят всех оставить. Вот Вы говорили, помогут ли приюты. Да, они помогут, потому что там должны находиться агрессивные животные.

 

- То есть собак ловят, кастрируют, прививают, чипируют, биркуют и отпускают обратно. Правильно? На улицу, в эту непонятную среду, где она борется за свою жизнь. Пока так?

- Да, отпускают в то же место, чтобы территория была занята безопасными для человека животными, вакцинированными, стерилизованными, то есть максимально убираются факты и ситуации, где собака может проявить агрессию. Есть и другие нарушения, когда изымают с одной территории, а отпускают в другую, то есть тоже нарушается законодательство, потому что на их территорию придут новые собаки, небезопасные для человека, а прошедшая по контракту собака, на которую затратили бюджетные средства, может просто погибнуть.

 

- Потому что незнакомая территория, непонятно, где прикармливают.

- Есть свои жители, которые ее просто не пустят. Это закон природы, если территория может прокормить 10 животных, если там будет восемь животных, она восполнится до 10, 11-е и 12-е животное уже не выживет на этой территории.

 

- На Ваш взгляд, принятый закон, который вступил сейчас в силу, нормально работающий закон? Можно по нему гуманно обращаться с животными?

- Вы правильно подметили акцент, что в основе закона - это гуманность, гуманное решение и решение проблемы. Ведь долгие годы существовал безвозвратный отлов, другими словами, отстрел животных, и долгие годы выделялось регулярно большое количество денег на это, бюджет осваивался, а проблема не была решена. И исходя из этого и приняли этот новый закон о подразумевающей гуманное решение, а не отстрел, а стерилизацию.

 

- Сами, постепенно они должны своей смертью умереть, и эта проблема уйдет сама собой.

- Соответственно создается барьер для прихода новых животных, мигрирующих, снимается тоже фактор распространения инфекции, то есть тоже много нюансов. Закон продуманный, хороший, он может работать, но его надо исполнять.

 

- То есть все дело в исполнителе. Кто должен исполнять этот закон?

- Как мы говорили, приюты пока не построили, служба отлова существуют, но не подлежат контролю. Наверно, это две основные причины. Нет контроля и нет приютов.

 

- Со стороны кого должен быть контроль? Прокуратура же не будет бегать и смотреть за собаками.

- А вот со стороны надзорных органов, кроме управления ветеринарии, наверно, трудно кого-то обозначить.

 

- Потому что это животное, и все, что связано с животным миром, понятно. Вы предложили создать властям Совет по вопросам безнадзорных животных. Почему возникло Ваше предложение, и что оно предполагает?

- Мы посмотрели опыт других городов – Санкт-Петербург, Нижний Новгород. Пусть это будет или общественный совет, или уполномоченный, например, по делам несовершеннолетних, а тут по делам животных, но это будет человек, который будет доносить информацию до самого верха. Это будет или орган, или человек, который будет смотреть, как осуществляется контроль, какие есть проблемы, которые нельзя умалчивать. Почему именно общественный совет. Туда войдут и СМИ, и профессионалы, кто этим занимается, кинологи, зоозащитники, представители властей, то есть это небольшой круг людей, который совместно принимают решения, замыкая все на одном департаменте, на одной службе. Можно предположить, что возможно искажение информации, искажение правды.

 

- И таким образом вопросы не решить. А вы столкнулись с другой точки зрения, например, семья, у которой ребенка покусали чуть ли не до смерти, она будет, наверно, настаивать на самых жестких мерах. И есть мнение зоозащитников, которые говорят, что во всем виноват человек, есть и другое мнение - раз они агрессивные, опасные для людей, здоровья, их нужно уничтожать.

- Да, тут, наверно, эмоции преобладают. Как родитель, я не могу сказать, какая будет моя реакция, если пострадает мой ребенок. Есть обратная сторона - современном общество все-таки пытается быть гуманным во всех отношениях. Даже после истории в Осиново и вообще другие истории, я общался с правоохранительными органами и задал вопрос: «А бездомные животные - это та сфера, где действительно людей страдают наибольшее количество, или все-таки есть ДТП, убийства, другие сферы». Они говорят, что это не самая губительная статья, есть худшая.

 

- От пьяных за рулем погибают больше людей, чем от бешеных собак.

- В десятки раз, может быть, в сотни раз. Тогда нельзя быть гуманным в одном месте, а в другом проявлять жестокость. Недавней инцидент со стрельбой в школе, то есть тут по логике каждый родитель должен выстрелить в этого мальчика, так получается? Есть обратная сторона - нужно разобраться, в чем причина, почему он так повел, почему он получил оружие. Так с животными можно провести параллель, нужно разобраться, почему они нападают, почему происходит эти ситуации, почему нет приютов, почему биркованные животные продолжают рожать, почему они сбиваются в стайки. Долгие годы пытались убрать животных именно через отстрел, и тоже ничего не получилось. Поэтому новый закон был создан именно для безопасности граждан.

 

- Если его исполнять правильно, то граждане будут в безопасности.

- Совершенно верно.

 

- Я знаю, что есть опыт Англии, в которой в какой-то момент действительно переловили, усыпили животных. Есть опыт Германии, опыт других европейских стран. Какой наиболее приемлем на ваш взгляд? Как нужно усилить, и нужно ли усиливать ответственность владельцев собак и кошек за их питомцев?

- Про владельцев - это очень сложный вопрос, ведь как только будет законодательно принята ответственность за животных, на следующий день будет больше половины выброшены на улицу. Как я вам говорил, не хватает на лечение, содержание животных, а если еще нужно платить деньги за это, то не все будут готовы. Если мы хотим равняться на опыт Европы, тут нужно привести в соответствие уровень жизни людей, а потом уже нагружать их штрафами.

 

- В Германии, по-моему, штрафы чуть ли не под 2 000 000 рублей на наши деньги, если твою чипированную собаку обнаружили где-то на улице.

- Гражданин Германии может себе позволить эти штрафы. Если на нас возложить такую ответственность.

 

- То люди сами усыпят свою собаку, наверно.

- Да, а тут все очевидно, поэтому надо начинать, разумно подходить к этому всему, ведь новый закон прописал много требований - построить приюты, которые должны соответствовать определенным требованиям.

 

- Нанять туда людей.

- Служба отлова должна соответствовать каким-то требованиям, все это прописано, поэтому говорить о том, что все это идеально работает, очень трудно. И мое письмо, которое я хотел донести, говорит о том, что ничего не работает. Но мы пытаемся все равно. Наш приют существует, мы можем принять агрессивных. С этим есть какие-то проблемы, мы занимаемся отловом, но к чему мы вошли, чтобы не просто критиковать систему, а именно пройти своими ногами весь путь и понять, как это изнутри работает, то есть мы попробовали, поняли работу и готовы совместно сотрудничать, поэтому возвращаюсь к тому, что была ли встреча с представителем власти, нет, но мы очень ждем. Мы подготовили тоже свои предложения, где раскрыли проблемные стороны. Если мы сами будем решать, это один путь, если совместными путями, то возможности будет гораздо больше, и скорость решения и взаимодействие тоже будут увеличиваться.

 

- Отлично, Альберт, спасибо большое. Я желаю, чтобы вас все-таки услышали. Мы тоже со своей стороны приложим к этому определенные усилия, чтобы в какой-то момент этот закон, который создавался больше для граждан, чем для животных, начал работать. И, наверное, к волонтерам обратиться, чтобы помогали вам.

- Да, тут у каждого есть какая-то болевая точка. Кто-то помогает животным, кто-то инвалидам, кто-то детям, это сейчас очень распространено. Мы прививаем это, и поэтому я благодарен всем, кто приезжает на 5 минут, кто-то на весь день. Сейчас с каждым днем таких людей все больше, рассказывают о нас, о наших проблемах. Кто-то ругает, кто-то приезжает помочь.

 

- Хорошо, я желаю, чтобы таких людей было больше. Спасибо Вам.

- Письмо было. Кремль его прокомментировал, ссылаюсь на то, что президент дал подробные указания, но, к сожалению, эти подробности никто не озвучил, а хотелось бы понять. Цель у нас одна - решить проблему, но каким путем, это тоже очень важно.

Подписывайтесь на наши Telegram-канал и YouTube-канал и следите за актуальными новостями.

Реклама

Фото: pixabay.com

Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: